Национальная Третейская Палата
Арбитраж
Практика
Судебный прецедент
В настоящем разделе собраны прецедентные решения государственных судов - как арбитражных, так и общей юрисдикции, - связанные с третейским разбирательством. Собранные решения не являются «верными» или «ошибочными», они просто являются характерными в том смысле, в котором государственные суды формируют единый правовой подход к решению той или иной проблемы, связанной с третейским разбирательством. Поскольку судебная практика не стоит на месте, то сформированный единожды подход может впоследствии меняться, и различные практикообразующие судебные акты могут не только входить друг с другом в скрытый конфликт, но и открыто противоречить друг другу. Так или иначе, раздел носит в первую очередь практический характер, и существующая судебная практика государственных судов представляется в нём такой, какая она есть, без купюр или устранения внутренних противоречий.

26 сентября 2017 г.
808


      Предмет спора: Минюст приостановил  рассмотрение заявления АНО "центр арбитражного разбирательства" (ПДТС Сибирский третейский суд) на администрирование арбитража. Основанием к приостановлению послужили несколько обстоятельств. Указанные недостатки были устранены заявителем, однако вместе с этим он оспорил два основания к приостановлению: необходимость подтверждать опыт третейских судей справкой с перечислением номеров дел, сторон разбирательства и предмета спора, а в отношении государственных судей в отставке необходимость подтверждать  их опыт справкой с указанием номеров дел или приложением решений суда не менее одного дела в год.
Итогом рассмотрения дела стал отказ в иске. Любопытно уже то, что текстуально мотивировочная часть решения суда полностью совпадает в возражениями Минюста. Они просто признаны верными, а позиция ответчика оценивается весьма фрагментарно и без всяких пояснений почему те или иные доводы признаны не состоятельными. Можете сравнить  эти два  документа:  РЕШЕНИЕ СУДА   и ВОЗРАЖЕНИЯ МИНЮСТА
      В результате рассмотрения этого дела можно сделать несколько выводов, которые могут быть полезны всем:
- Подтверждать установленные критерии можно любыми документами. Указания Минюста, это только его рекомендации.
- Для подтверждения опыта рассмотрения дела судьей (как государственным, так и третейским) достаточно одного дела в год.
-  Раскрытие сторон и предмета спора в третейском суде не нарушает конфиденциальность, поскольку хранить ее аппарат суда не обязан.

      По каждому из этих оснований, следует сделать некоторые замечания:
Никогда не предполагал, что рекомендации могут быть столь категоричными и влечь за собой такие последствия как отказ в рассмотрении документов. При этом суд указал, что из справки где указано сколько дел рассмотрел судья в каждом году нельзя сделать вывод о его опыте, а вот если туда добавить номера дел и предмет спора, то уже можно.
Довод про достаточность одного дела в год так же вызывал вопросы, поскольку дословный анализ требования Минюста в этой части позволял сделать вывод, что это относится только к государственным судьям. Оказалось мы не так поняли и достаточно вполне минимального опыта. Уже один этот вывод облегчил бы жизнь множеству заявителей, поскольку такой скудный опыт имеет весьма большое число третейских судей и подобрать их уже не так сложно.
Относительно конфиденциальности позиция Минюста весьма непоследовательна. Они сообщают, что конфиденциальность не будет нарушена, поскольку члены Совета ее обязаны хранить по Положению о Совете. При этом они скромно умалчивают, что как раз сотрудники Минюста которые ее анализируют не связаны никакими нормами обязывающими хранить эту конфиденциальность.
Впрочем, это все не так уж и важно. Самое главное, что указанный процесс показал, что нормы устанавливающие процесс получения разрешения  не обладают таким качеством как нормативная определенность.  И более года как действует закон не добавил конкретики в правовое регулирование. А поскольку закон "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ" наконец то применен в судебной практике, то АНО "Центр  арбитражного разбирательства" имеет все формальные основания оспорить указанный закон в Конституционном суде. Чем мы сейчас и занимаемся. 
М.Э. Морозов
председатель Сибирского третейского суда   

Ваше имя:


Написать комментарий:


АКТУАЛЬНЫЙ НОМЕР: Журнал «ТРЕТЕЙСКИЙ СУД» №1 за 2017 год
  

НОМЕР 1 ЖУРНАЛА «ТРЕТЕЙСКИЙ СУД» В 2017 ГОДУ

Г.В.Севастьянов, к.ю.н., главный редактор журнала

НОВОЕ ТРЕТЕЙСКОЕ ВРЕМЯ - ПОДВОДИМ ИТОГИ И НАЧИНАЕМ ПРОЕКТЫ

«...За несколько последних столетий ученым и практикам так и не удалось найти общий вектор в понимании основ арбитража, как внутреннего, так и международного.

И все же, акцент на непреходящей актуальности необходим, т.к. от понимания правовой составляющей третейского разбирательства напрямую зависят результаты деятельности третейских и компетентных государственных органов, развития законодательства.

Проиллюстрировать это вполне возможно особенностями правоприменительной практики и законотворческой техники, которая либо «созвучна» «духу» арбитража как институту саморегулирования гражданского общества, что подчеркивает Конституционный Суд РФ в своем историческом постановлении №10-П от 26.05.2011, либо «диссонирует» с ним.

Настоящий номер журнала также позволяет проникнуться всей пестротой воззрений на природу третейского разбирательства и альтернативного разрешения споров в целом. Так, если О.А.Поротикова в своих рассуждениях об арбитражном соглашении по корпоративным спорам анализирует его с позиции гражданско-правовой сделки, то Р.Н.Бутенко, исследуя правовую природу адъюдикации, считает ее близкой к смешанной природе третейского разбирательства, которую хоть и разделяет О.А.Малов, однако при характеристике гражданско-правовой ответственности арбитров исходит из договорной и процессуальной теории арбитража...»