Национальная Третейская Палата
Арбитраж
Практика
Судебный прецедент
В настоящем разделе собраны прецедентные решения государственных судов - как арбитражных, так и общей юрисдикции, - связанные с третейским разбирательством. Собранные решения не являются «верными» или «ошибочными», они просто являются характерными в том смысле, в котором государственные суды формируют единый правовой подход к решению той или иной проблемы, связанной с третейским разбирательством. Поскольку судебная практика не стоит на месте, то сформированный единожды подход может впоследствии меняться, и различные практикообразующие судебные акты могут не только входить друг с другом в скрытый конфликт, но и открыто противоречить друг другу. Так или иначе, раздел носит в первую очередь практический характер, и существующая судебная практика государственных судов представляется в нём такой, какая она есть, без купюр или устранения внутренних противоречий.

24 августа 2016 г.
979



ПОСТАНОВЛЕНИЕ ОТ 10 ДЕКАБРЯ 2015 ГОДА ПО ДЕЛУ №А50-13343/2015
АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

Рубрика: ВЫДАЧА ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ЛИСТА

Ключевые слова: приостановление производства, оспаривание третейского соглашения.

ФАБУЛА ДЕЛА.
Истец ООО «НОВО-Строй» обратился в Арбитражный суд Пермского края с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда Пермского края от 18.05.2015. Определением суда от 29.10.2015 (судья Бородулина М.В.) производство по делу № А50-13343/2015 приостановлено до вступления в законную силу судебного акта Арбитражного суда Пермского края по делу № А50-21211/2015 - другому гражданскому делу между теми же лицами об оспаривании третейского соглашения, которое инициировал ответчик ООО «УралВентКомплект». Истец ООО «НОВО-Строй» обжаловал определение о приостановлении производства по делу в кассационном порядке.




КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТА.
Судебный акт комментирует Фидарис Наилович Нигматуллин,
руководитель Комитета регионального развития Национальной Третейской Палаты,
ч
лен Правления Национальной Третейской Палаты,
Председатель Третейского суда Пермского края
.




Ф.Н.Нигматуллин: В данном прецеденте есть два элемента, которые с точки зрения правоприменительной практики представляют наибольший интерес.
Во-первых, собственно обстоятельства приостановления производства по делу в рамках выдачи исполнительного листа.
Во-вторых, сам факт оспаривания третейского соглашения самостоятельным иском. Второй блок применительно к другому делу нашел раскрытие в другом разделе портала (см. здесь), поэтому прокомментируем позицию в отношении приостановления производства в рамках выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Обращаясь к правовой позиции суда в вопросе о приостановлении производства следует отметить, что 143 АПК РФ действительно предусматривает обязанность суда по приостановлению производства по делу в случае невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого Конституционным Судом Российской Федерации, конституционным (уставным) судом субъекта Российской Федерации, судом общей юрисдикции, арбитражным судом.
Производство по делу может быть приостановлено в предварительном судебном заседании, если наличие оснований для этого установлено при подготовке дела к разбирательству (Пункт 22 Постановления Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 65, Решение ВАС РФ от 12.10.2012 N ВАС-17278/11, Постановление Президиума ВАС РФ от 22.05.2012 N 1585/12 по делу N ВАС-11612/11).
Собственно говоря, условия применения ст. 143 АПК РФ пронизаны оценочным подходом судьи, который принимает решение об этом, т.к. критерий невозможности рассмотрения дела чаще находит применение в силу разъяснений высших судебных инстанции. Однако, даже обращаясь к позиции ВС и ВАС РФ применительно к делам о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда можно обнаружить четко сформулированную позицию лишь в отношении приостановления производства по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случаях оспаривания самого решения третейского суда, если незавершенное дело об отмене такого решения не может быть рассмотрено в срок (Постановление Президиума ВАС РФ от 10.02.2009 N 11885/08 по делу N А29-2277/2008).
Обращаясь к сути производства о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в порядке предусмотренном параграфом 2 главы 30 АПК РФ следует отметить следующее.
В силу ст. 238 АПК РФ при рассмотрении дела арбитражный суд в судебном заседании устанавливает наличие или отсутствие оснований для выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренных статьей 239 АПК РФ, путем исследования представленных в суд доказательств обоснования заявленных требований и возражений.
Обращаясь же к ст. 239 АПК РФ к числу основании для отказа в выдаче листа законодатель отнес недействительность третейского соглашения по основаниям, предусмотренным федеральным законом.
На мой взгляд, вопрос о действительности или недействительности третейского соглашения является, безусловно, предметом исследования при рассмотрении вопроса о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, на основании которого арбитраж вынес решение. Поскольку данные обстоятельства могли быть предметом исследования в рамках процедуры предусмотренной гл. 30 АПК РФ, то приостановление является не разумным с точки зрения процессуальной необходимости. 
Таким образом, подобная практика на фоне борьбы с так называемыми «косвенными исками» не только создают почву для злоупотреблении, но и тормозит развитие института третейского разбирательства в целом, т.к. целесообразность такого способа разрешения спора теряется в условиях длительных процедур выдачи исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов.
Примечательным является также факт того, что исковые требования о признании недействительным третейского соглашения по делу N А50-21211/2015, из-за которой было приостановлено производство по выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда Пермского края было удовлетворено судом первой инстанции – Арбитражным судом Пермского края под председательством судьи Удовихиной В.В.


Мотивировка суда послужившая основанием для признания недействительным третейского соглашения заключалась в следующем:
На момент заключения третейского соглашения договор подряда между сторонами был расторгнут, поэтому в условиях отсутствия правоотношений сторон по договору третейское соглашение не могло быть заключено. При этом суд указал, что в соответствии с действующим законодательством, соглашение о подсудности (подведомственности) споров, достигнутое сторонами при заключении договора продолжает действовать и после его расторжения. В соответствии с гл.10 договора подряда от 16 января 2014 года, заключенного сторонами - все споры и разногласия, которые могут возникнуть между сторонами, будут разрешаться путем переговоров, при не урегулировании в процессе переговоров спорных вопросов споры разрешаются в порядке, установленном действующим законодательством, т.е. в компетентном арбитражном суде, в данном случае, в Арбитражном суде Пермского края. Третейским соглашением от 01.12.2014 данное условие договора изменяется, что по существу является изменением условий расторгнутого договора, т.е. несуществующего обязательства, в том время, как при расторжении договора права и обязанности сторон по договору прекращаются на будущее время, в том числе, право на внесение изменений в условия договора.
.





Ф.Н.Нигматуллин: Данная правовая конструкция была нежизнеспособна, т.к. третейское соглашение не является по своей сути соглашением о подсудности (подведомственности). Заключение третейского соглашение не влечет изменение договорной подсудности, а у сторон возникает лишь альтернативное по отношению к договорной подсудности третейское соглашение.
Однако, постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 апреля 2016 года №17АП-2555/2016-ГК решение Арбитражного суда Пермского края от 22 января 2016 года по делу № А50-21211/2015 отменено. При этом иск рассмотрен по существу и отказано в его удовлетворении.
Не маловажным является и факт участия представителя СМИ при рассмотрении данной апелляционной жалобы. Так, протокольным определением суда апелляционной инстанции от 11.04.2016 в судебное заседание допущен представитель средств массовой информации представитель газеты «Третейский суд Пермского края».
Апелляционная инстанция сделала абсолютно уместный вывод о том, что соглашение о третейском суде имеет автономный характер и не зависит от других условий договора и что положения Закона о третейских судах не содержат запрета на заключение третейской оговорки применительно к расторгнутым правоотношениям, по обязательствам, вытекающим из них.


Мотивировка суда послужившая основанием для признания недействительным третейского соглашения заключалась в следующем:
На момент заключения третейского соглашения договор подряда между сторонами был расторгнут, поэтому в условиях отсутствия правоотношений сторон по договору третейское соглашение не могло быть заключено. При этом суд указал, что в соответствии с действующим законодательством, соглашение о подсудности (подведомственности) споров, достигнутое сторонами при заключении договора продолжает действовать и после его расторжения. В соответствии с гл.10 договора подряда от 16 января 2014 года, заключенного сторонами - все споры и разногласия, которые могут возникнуть между сторонами, будут разрешаться путем переговоров, при не урегулировании в процессе переговоров спорных вопросов споры разрешаются в порядке, установленном действующим законодательством, т.е. в компетентном арбитражном суде, в данном случае, в Арбитражном суде Пермского края. Третейским соглашением от 01.12.2014 данное условие договора изменяется, что по существу является изменением условий расторгнутого договора, т.е. несуществующего обязательства, в том время, как при расторжении договора права и обязанности сторон по договору прекращаются на будущее время, в том числе, право на внесение изменений в условия договора.

 
Михаил Эдуардович Морозов    24 августа 2016 года
К сожалению практика оспаривания третейского соглашения вне процедуры арбитража приобретает все больший размах. Хуже всего, что без всякого обоснования в практике стала доминировать доктрина возможности оспаривания как гражданско-правовой сделки. О таком подходе можно спорить, но суды принимают его существование просто как данность.
Ваше имя:


Написать комментарий:


АКТУАЛЬНЫЙ НОМЕР: Журнал «ТРЕТЕЙСКИЙ СУД» №1 за 2017 год
  

НОМЕР 1 ЖУРНАЛА «ТРЕТЕЙСКИЙ СУД» В 2017 ГОДУ

Г.В.Севастьянов, к.ю.н., главный редактор журнала

НОВОЕ ТРЕТЕЙСКОЕ ВРЕМЯ - ПОДВОДИМ ИТОГИ И НАЧИНАЕМ ПРОЕКТЫ

«...За несколько последних столетий ученым и практикам так и не удалось найти общий вектор в понимании основ арбитража, как внутреннего, так и международного.

И все же, акцент на непреходящей актуальности необходим, т.к. от понимания правовой составляющей третейского разбирательства напрямую зависят результаты деятельности третейских и компетентных государственных органов, развития законодательства.

Проиллюстрировать это вполне возможно особенностями правоприменительной практики и законотворческой техники, которая либо «созвучна» «духу» арбитража как институту саморегулирования гражданского общества, что подчеркивает Конституционный Суд РФ в своем историческом постановлении №10-П от 26.05.2011, либо «диссонирует» с ним.

Настоящий номер журнала также позволяет проникнуться всей пестротой воззрений на природу третейского разбирательства и альтернативного разрешения споров в целом. Так, если О.А.Поротикова в своих рассуждениях об арбитражном соглашении по корпоративным спорам анализирует его с позиции гражданско-правовой сделки, то Р.Н.Бутенко, исследуя правовую природу адъюдикации, считает ее близкой к смешанной природе третейского разбирательства, которую хоть и разделяет О.А.Малов, однако при характеристике гражданско-правовой ответственности арбитров исходит из договорной и процессуальной теории арбитража...»