Национальная Третейская Палата
Арбитраж
Практика
Судебный прецедент
В настоящем разделе собраны прецедентные решения государственных судов - как арбитражных, так и общей юрисдикции, - связанные с третейским разбирательством. Собранные решения не являются «верными» или «ошибочными», они просто являются характерными в том смысле, в котором государственные суды формируют единый правовой подход к решению той или иной проблемы, связанной с третейским разбирательством. Поскольку судебная практика не стоит на месте, то сформированный единожды подход может впоследствии меняться, и различные практикообразующие судебные акты могут не только входить друг с другом в скрытый конфликт, но и открыто противоречить друг другу. Так или иначе, раздел носит в первую очередь практический характер, и существующая судебная практика государственных судов представляется в нём такой, какая она есть, без купюр или устранения внутренних противоречий.

23 марта 2016 г.
1686


ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОТ 17 ФЕВРАЛЯ 2016 ГОДА ПО ДЕЛУ №А03-547/2016
АРБИТРАЖНОГО СУДА АЛТАЙСКОГО КРАЯ
Рубрика: ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

Ключевые слова: обеспечительные меры, запрет третейского разбирательства.


ФАБУЛА ДЕЛА.
ООО «Планета детства БР» обратилось с иском к Алтайскому отделению ПАО «Сбербанк России»
о признании недействительным пункта с третейской оговоркой одновременно в нескольких договорах об открытии невозобновляемой кредитной линии и договорах поручительства, заключённых между истцом и банком. Иск с января месяца рассматривает Арбитражный суд Алтайского края. Параллельно происходит третейское разбирательство в Третейском суде при АНО «Независимая Арбитражная Палата», которое инициировал банк как кредитор ООО «Планета детства БР»: 5 споров третейский суд рассматривает по кредитным договорам, ещё 3 - по договорам поручительства. Во всех 8 третейских разбирательствах ПАО «Сбербанк России» как истец просит взыскать с ООО «Планета детства БР» задолженность по кредитным договорам.
После обращения с иском в Арбитражный суд Алтайского края ООО «Планета детства БР» заявило в третейском суде о приостановлении производств по делам, рассматриваемым третейским судом, а также об отсутствии у третейского суда компетенции по рассмотрению гражданских дел с участием ООО «Планета детства БР». Однако третейский суд вынес определения о наличии у него компетенции рассматривать споры по искам банка к ООО «Планета детства БР», а в приостановлении производства по делам отказал, сославшись на то, что третейский суд не связан нормами Арбитражного процессуального кодекса (которыми была мотивирована необходимость приостановления производства).
После чего
ООО «Планета детства БР» обратилось уже в Арбитражный суд Алтайского края и попросило в рамках судебного дела по оспариванию третейской оговорки в договорах принять обеспечительные меры в виде запрета Третейскому суду при АНО «Независимая Арбитражная Палата» рассматривать гражданские дела с участием ООО «Планета детства БР». 17 февраля 2016 года арбитражный суд удовлетворил данное заявление частично: Третейскому суду при АНО «Независимая Арбитражная Палата» было запрещено рассматривать гражданские дела с участием ООО «Планета детства БР» по спорам, вытекающим из конкретных договоров, третейскую оговорку в которых обжалует ООО «Планета детства БР».





КОММЕНТАРИИ СПЕЦИАЛИСТА.
Судебный акт комментирует Дмитрий Андреевич Волосов,
руководитель Научно-консультативного комитета Национальной Третейской Палаты,
ч
лен Правления Национальной Третейской Палаты,
управляющий партнёр юридической компании
«Ценные Бумаги Консалтинг».

Арбитражный суд Алтайского края (выдержки): «...Как полагает арбитражный суд, реализация ответчиком права на обращение в Третейский суд НАП, основанное на ненадлежащем исполнении истцом по настоящему делу договоров об открытии возобновляемой кредитной линии №02.01-15/0097 от 21.09.2015, №02.01-15/0091 от 10.09.2015; №02.01-14/0136 от 03.12.2014; №02.01-15/0124 от 12.11.2015 в соответствии с условиями п. 14.4 этих договоров и рассмотрение третейским судом соответствующих гражданских дел по существу заявленных требований до разрешения спора, возникшего по настоящему делу, приведет к нарушению баланса интересов сторон, поскольку в силу ч.1 ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом...»



Д.А.Волосов: Часть 1 статьи 47 Конституции России действительно говорит о том, что никто не может быть лишён права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьёй, к подсудности которых оно отнесено законом (в данном случае понятие «подсудность» понимается не буквально, а включает в себя и «подведомственность»). Однако процитированное арбитражным судом конституционное право в действительности следует применять с точностью до наоборот: правовая норма части 1 статьи 47 есть основание ответчику ПАО «Сбербанк России» требовать продолжения третейского разбирательства, а отнюдь не основание истцу ООО «Планета детства БР» просить запрета такого третейского разбирательства. Подобное «зазеркалье» в правовом подходе предопределило все дальнейшие выводы арбитражного суда, которые следует признать глубоко ошибочными. Так, тот самый баланс интересов сторон, нарушение которого боится допустить арбитражный суд, как раз и нарушается, если запретить, хотя бы временно, происходящее параллельно третейское разбирательство по 8 спорам.

Истоки подобного заблуждения очевидны. Во-первых, арбитражный суд ошибочно исходит из необратимости будущего третейского решения (ранее в тексте определения судья Сайчук А.В. указывает:
«...при этом стороны кредитного договора договорились, что решение Третейского суда НАП по конкретному спору является окончательным и не может быть оспорено...»). Тогда как, даже при наличии оговорки об окончательности решения третейского суда, таковое может быть оспорено заинтересованной стороной в порядке Параграфа 1 Главы 30 Арбитражного процессуального кодекса; по данному вопросу имеется многочисленная и устоявшаяся судебная практика.

Во-вторых, арбитражный суд игнорирует факт того, что, в соответствии с действующими федеральным законом
«О третейских судах в Российской Федерации» и Арбитражным процессуальным кодексом легитимизация решения третейского суда возможна двумя способами: получением исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (основной способ) и отказом в отмене третейского решения. Следовательно, о нарушении баланса интересов сторон возможно будет говорить только на этапе легитимизации третейского решения, но никак не раньше. До этого заинтересованной стороне достаточно не исполнять решение третейского суда добровольно, и это будут необходимые и достаточные меры по соблюдению того самого баланса интересов, о соблюдении которого говорит Арбитражный суд Алтайского края.

Арбитражный суд Алтайского края (выдержки): «...Кроме того, реализация ответчиком вышеуказанного права, в случае удовлетворения требований истца по настоящему делу так же может повлечь за собой причинение истцу ущерба, поскольку на него, применительно к положениям ст. 15 и 16 Федерального закона от 24.07.2002№ 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» может быть возложена обязанность по возмещению расходов, связанных с разрешением спора в третейском суде, а так же приведет к невозможности исполнения судебного акта, принятого по настоящему делу.
Учитывая вышеизложенное, арбитражный суд приходит к выводу наличии предусмотренных ст. 92 АПК РФ оснований для применения по настоящему делу обеспечительной меры.
С учетом оснований и предмета возникшего по делу спора, суд приходит к выводу о том, что заявление истца об обеспечении иска подлежит судом только в части запрета Третейскому суду НАП рассматривать гражданские дала с участием ООО «Планета Детства БР» по спорам, вытекающим из договоров об открытии возобновляемой кредитной линии №02.01-15/0097 от 21.09.2015, №02.01-15/0091 от 10.09.2015; №02.01-14/0136 от 03.12.2014; №02.01-15/0124 от 12.11.2015, заключенных ООО «Планета Детства БР» с ПАО «Сбербанк России», то есть только в части, связанной с предметом возникшего по настоящему делу спора.
Требование о запрете Третейскому суду НАП рассматривать все (в том числе иные, помимо вышеуказанных) гражданские дала с участием ООО «Планета Детства БР» удовлетворению не подлежит, поскольку предметом возникшего настоящему делу спора являются конкретные договоры, указанные истцом в иске.
Суд полагает, что принятие по делу обеспечительной меры позволит сохранить существующее состояние отношений сторон, не допустит причинение ущерба как истцу, так и ответчику, а также позволит не допустить нарушение прав и законных интересов как лиц, участвующих в деле, так и иных лиц...»



Д.А.Волосов: Очередное утверждение арбитражного суда, не основанное на праве: если не запретить третейское разбирательство, то истцу ООО «Планета детства БР» будет причинён ущерб вследствие возложения на него как на проигравшую сторону обязанности возместить расходы по третейскому разбирательству. В пункте 3 статьи 16 федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» указано, что «...распределение расходов <...> указывается в решении или определении третейского суда...». То есть, если решение (определение) третейского суда не исполняется добровольно, о чём шла речь выше, либо арбитражный суд впоследствии отказывает в выдаче исполнительного листа или вообще отменяет вынесенное третейское решение, то никакой обязанности возмещать расходы у ООО «Планета детства БР» не возникает. Другими словами, то, что Арбитражный суд Алтайского края считает ущербом, сторона может понести либо в результате своих же добровольных действий, либо как следствие исполнения судебного акта этого же Арбитражного суда Алтайского края, вынесенного в результате другого судебного процесса, который ещё даже не начался.

Единственное утверждение арбитражного суда, с которым следует согласиться безоговорочно, это то, что нет оснований рассматривать вопрос о наложении обеспечительных мер в отношении третейского разбирательства, не связанного непосредственно с теми договорами, которые просит признать частично недействительным
ООО «Планета детства БР». Безусловно, в своей процессуальной просьбе запретить третейскому суду проводить вообще любое третейское разбирательство с участием ООО «Планета детства БР» последнее вышло за пределы, установленные процессуальным законом, и арбитражный суд обоснованного на это указал.

В целом комментируемое определение о принятии обеспечительной меры обращает на себя внимание полным отсутствием понимания правовой природы третейского разбирательства и, как следствие, необоснованными утверждениями и выводами. Фактически применительно к статье 92 Арбитражного процессуального кодекса арбитражный суд не указал ни одного основания для принятия испрашиваемой обеспечительной меры. В связи с чем уместно вспомнить практику Арбитражного суда Ростовской области, имевшую место по аналогичному вопросу в сентябре-октябре 2015 года (подробнее - здесь), когда арбитражный суд вначале так же безосновательно запрещает третейское разбирательство, а потом спустя три недели по прежнему неаргументированно отменяет ранее наложенный запрет.

Михаил Эдуардович Морозов    4 апреля 2016 года
Я бы добавил, что третейское разбирательство как раз форма защиты права. Редко когда суд запрещает защищать права. Если же взглянуть на предмет иска, то он сводится к недействительности части договора. Обеспечительная мера должна быть связана с предметом и в случае удовлетворения иска была возможность обеспечить исполнение. Если третейское соглашение будет признано недействительным, то третейский суд лишится компетенции. Но и в этом случае проблем с исполнением такого решения не будет. Аргументы Д. Волосов по этому поводу уже привел. Так что оснований к такой мере нет.
Глеб Владимирович Севастьянов    5 апреля 2016 года
Действительно, пока... очень тяжело не только с теорией третейского разбирательства (в аспекте реализации принципа компетенции-компетенции...), но и с практикой Конституционного Суда РФ, а также Европейского Суда по правам человека, связанной с обращением сторон к третейскому разбирательству. Достаточно было заглянуть в самое известное Постановление Конституционного Суда № 10-П от 26.05.2011 г., где говорится, что проблем с подсудностью при обращении в третейский суд возникнуть не может, а право на судебную защиту реализуется на стадии оспаривания и исполнения решения третейского суда, поскольку вопросы третейской компетенции проверяются компетентными государственными судами и в этот момент. Запрет на правоприменительную деятельность третейского суда как раз нарушает п. 2 ст. 45 Конституции РФ, где говорится, что каждый может защищать свои права любым способом, не запрещенным законом. Несомненно и то, что в данном случае государственный суд воспринимает третейского разбирательство как некую услугу и потому не гнушается ее "обеспечить". Именно неправильное толкование правовой природы третейского разбирательства создавало и создает предпосылки для целого комплекса "нововведений" в области арбитража, к которым теперь добавилось еще одно... Полагаю, что аргументированное решение многочисленных проблем в практике третейского разбирательства возможно лишь с опорой на часто-процессуальную правовую природу третейского (арбитражного соглашения) и третейского разбирательства (арбитража).
Старчук Сергей    5 апреля 2016 года
Полагаю, компетентный суд не вправе запрещать при наличии третейской оговорки и не расторгнутой сторонами, в том числе по возражению одной из сторон.
Сергей Петрунин    21 апреля 2016 года
Довольно забавный арбитражный процесс ...Наши арбитражные судьи всё чаще нас удивляют...Чем, собственно, вызвано такое недоверие к третейскому судопроизводству? Согласен с коллегами, что вероятнее всего непонимание самой сути третейского судопроизводства приводит к таким, с позволения сказать чудовищным по смыслу актам.Наш АС Республики Башкортостан, к примеру, до сих пор принимает заявления о выдаче исполнительного листа в рамках искового производства. Видимо не хватило терпения дочитать АПК до главы 30.
Михаил Эдуардович Морозов    10 мая 2016 года
По поводу данного прецедента состоялось заседание апелляционной инстанции, которая отменила вынесенные обеспечительные меры. Стоит отметить, что постановление апелляции довольно подробно аргументировано и исходит из того, что запрет на рассмотрение дела не связан с требованиями, противоречит принципам защиты прав и не обеспечивает возможное исполнение возможного решения. Так что всех можно только поздравить, что здравый смысл восторжествовал!
Ваше имя:


Написать комментарий:


АКТУАЛЬНАЯ ПУБЛИКАЦИЯ. Статья Ф.Н.Нигматуллина
       
ТРЕТЕЙСКОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО: ПЕРЕЗАГРУЗКА

Ф.Н.НИГМАТУЛЛИН
Член Правления Национальной Третейской Палаты, руководитель Комитета регионального развития Национальной Третейской Палаты, председатель Третейского суда Пермского края



«...19 февраля 2016 года в Калининграде под председательством министра юстиции РФ А. Коновалова и под эгидой Петербургского международного юридического форума состоялась выездная конференция
«Реформа третейского разбирательства. Что дальше?». Она стала первым мероприятием международного уровня после того, как в декабре 2015 г. был принят пакет законов о реформе третейского разбирательства в России. В конференции участвовало более ста представителей ТПП РФ, бизнес-сообществ и научной общественности, экспертов и специалистов в сферах арбитража и посредничества из России, Беларуси, Латвии, Литвы, Польши, Германии, Великобритании и Румынии. В ходе конференции прошли пленарное заседание и два круглых стола: «Создание и функционирование арбитражных учреждений: новые правила» и «Процессуальные новеллы в арбитраже». Состоялось профессиональное всестороннее обсуждение будущего реформы третейского разбирательства, дальнейших шагов по ее реализации. Участники обменялись также мнениями по поводу перспектив развития третейского разбирательства в России и за рубежом.
Сегодня поневоле вспоминается, сколько копий было сломано в спорах о необходимости повышать авторитет третейских судов. Об этом же заявил еще в декабре 2013 года Президент РФ Владимир Путин в своем послании Федеральному Собранию РФ.
Горячо и заинтересованно юридическое и предпринимательское сообщества обсуждали предложенные правительством условия создания третейских судов некоммерческими организациями и многие другие проблемы третейского разбирательства. И наконец законодатель принял пакет законов о реформе третейского разбирательства в России. Но поставлена ли точка в решении животрепещущих проблем, стоящих перед самим судейским сообществом?..»

Статья опубликована в №2/3 журнала «Третейский суд» за 2016 год.